Справочник рыболова: новичкам, любителям, профессионалам
 
 

13.03.2011 Рыболовный фестиваль для женщин>>>

 

20.02.2011 Что изменилось в законе о рыболовстве?>>>

 

Все новости>>>

Ловля рыбы зимой


Ловля леща. Существуют ли зимовальные ямы?

 

Утверждение, что лещ ложится на дно ямы и залегает там на зиму, впервые встречается у Л.П. Сабанеева, но правильнее его все же воспринимать как устаревшее или даже, по нашим меркам, отжившее. Читая Сабанеева более внимательно, несложно найти и другое его высказывание о том, что зимует лещ или на ямах, или - еще чаще - на умеренной глубине, там, где илистое дно идет уступами. Впрочем, местами очень недурно ловится зимою (на мотыля) мелкий подлещик Верно одно, что лещи не впадают в спячку, подобно сазану, сому и не зарываются в ил, как линь и карась. То есть они никуда не залегают и ведут активный образ жизни всю зиму. Вот и все. Ямы здесь ни при чем. Понятие залегает, как мы выяснили, не только образное, но и морально устаревшее, которое и во времена Сабанеева буквально никто не воспринимал. А то, что зимой, по утверждению классика, ловится большей частью мелкий подлещик - это не аргумент (главное, что он ловится). И еще следует учесть, что подледная рыбалка во времена Сабанеева на любительские снасти вообще считалась уделом чудаков - одиночек, которым лещи попадались нечасто.

Выражение "зимовальная яма" (Сабанеев так конкретно не говорил) появилось на свет в пятидесятые годы, даже не в рыболовных, а скорее, в охотничьих кругах. Эти два слова долго не сходили со страниц охотничьих изданий и уже оттуда перекочевали в рыболовную литературу, приобретая статус некоторой официальности (более популярного и загадочного высказывания у начинающих лещатников практически нет до сих пор). А ссылки на классика рыболовной литературы, которого полностью мало кто читал, делали словосочетание "зимовальная яма" просто неуязвимым.

Понятно, что охотникам, которые и летом-то рыбу ловили редко, а зимой просто не представляли, где она находится (ловится, да и ловится ли вообще?), словосочетание очень понравилось своей многозначительностью и солидностью. Потому, как на вопрос: "Где рыба?" очень удобно было ответить: "Как где? Да в зимовальной яме!". Главное, звучит весьма убедительно.

Так рыболов, который никогда не охотился, на вопрос: "Где зимой искать зверя?", скажет: "Он прячется в глухом лесу". И это будет во много раз правдоподобнее, чем рассуждения охотников о зимовальной яме. И все же весь комизм и всю ошибочность этого утверждения можно прояснить, опираясь не только на биологию, но и на опыт ловли донных рыб.

С началом осветления и понижения температуры воды лещ и густера действительно уходят в глубокие места. В Центральной России это происходит в октябре - ноябре, еще до становления льда. Связано подобное явление с тем, что кормовая база данных рыб находится на приличной глубине (у берега или на мели им просто нечего есть), а также с тем, что температура воды на глубине практически не имеет таких резких скачков, как в береговой зоне. Но уже через одну - полторы недели (как правило, после становления льда) эти рыбы, полностью адаптировавшись к новым условиям среды обитания, начинают активно перемещаться по водоему в поисках корма, меняя места стоянок довольно часто. Давно замечено, что если кислородный режим благоприятен, то лещ и густера в большой степени остаются биологически активными и не теряют интереса к пище на протяжении всего осенне-зимнего периода. Однако, если в реках, где кислородный режим всегда благоприятнее лещ и густера меняют места стоянок по мере оскудения кормовой базы, то в замкнутых водоемах к середине зимы данные рыбы, как и большинство карповых, начинают испытывать острый дефицит кислорода. К середине зимы рыбы становятся очень вялыми и дер¬жатся исключительно в местах, где кислородный режим для них оптимальный.

Они могут зависать в толще воды, располагаться на "столах" с очень незначительной глубиной, выходить в места слияния или впадения рек. В середине зимы предпочитают находиться где угодно, но только не в ямах, где процесс разложения органических веществ, а, следовательно, и ухудшение кислородного режима, происходит гораздо интенсивнее.

Во многих мелких, малопроточных водоемах с бурной растительностью, отдельные виды рыб, хронически страдая от нехватки растворенного в воде кислорода, могут впадать в анабиоз или частичный анабиоз, и вынуждены проводить в таком состоянии разные по продолжительности отрезки времени, в отдельных случаях балансируя между жизнью и смертью. Лещ в такое состояние впасть не может, поскольку по своей природе эта рыба активная и, если процент растворенного в воде кислорода становится критическим, то от замора лещ погибает одним из первых. Самый яркий пример - озеро Тростенское, где после каждого из многочисленных заморов, популяция леща исчезала полностью. Места скопления данных рыб при нехватке кислорода (январь - март) это не ямы, где кислорода остается минимально (в т.ч. и на русле), а участки водоема, где кислородный режим остается оптимальным.

В какой-то степени даже неудобно делать столь простые и очевидные выводы, смысл которых сводится к следующему:

1. Лещи в силу своей биологической специфики просто не могут залечь и переждать, а тем более перезимовать в одном месте (таких мест за зимний период они меняют не один десяток).

2. Термин "зимовальная яма" применительно к данной рыбе это на 100% дремучее заблуждение, своего рода анахронизм, выдуманный только из-за недостатка информации о леще.

Ну а как все это обстоит на самом деле? С установлением прочного льда лещевые стаи концентрируются главным образом на глубинах от пяти до девяти метров. Обычно это подводные бровки, кромки старых затопленных русел, оврагов, подводные плато, глубокие заливы. Если в летнее время леща нередко можно встретить на участках с илистым дном, то в зимний период, особенно в глухозимье, он предпочитает глинисто-песчаный грунт и чаще появляется там, где есть слабое течение.

Однако нет правил без исключения. Успеха нередко достигают, действуя прямо противоположно традиционным способам ловли. Экспериментируйте больше!

<<<Назад к статье о ловле леща